И любовь, и радость творчества

Великолепные работы жи­вопис­ца Николая Ще­улова до­ста­точ­но часто встре­чаются на вер­нисажах столицы, нашего города и региона. Из­вест­ность, по­пу­лярность – по­нятия от­но­ситель­ные, хотя и на­пол­нены конкретным трудом, по­ни­ма­ни­ем цели как вер­шины ху­до­жест­вен­ного творчества. Но за одной вер­шиной следует другая, покруче первой, и так – до бес­конеч­нос­ти, ведь рукой творца водит Бог. Об этой бо­жест­вен­ной сущ­ности твор­чества и зашел у нас раз­говор с умным, я бы даже сказала - мудрым со­бесед­ником Николаем Щеуловым.
- Николай, как Вы думаете, для будущего художника играет роль – в какой семье он родился? Ведь, как известно, не будь Леопольд Моцарт так суров к сыну, принуждая его с раннего возраста к занятиям музыкой, вряд ли миру был явлен Гений – великий Амадей.
- В ис­тории искус­ства немало случаев, когда, до­пустим, в семье ве­ликого поэта (Пушкина) вы­растали сыновья, проявившие себя на военном поприще, а правовед Чайковский ярко проявил себя в музыке. Лично я, как все дети, любил рисовать. Мои родители были далеки от ху­до­жествен­ного творчества: мама рабо­тала мед­сестрой в род­доме, папа обеспе­чивал тех­ническое об­служивание самолетов. Большое влияние на меня оказала творческая среда города, в котором я рос. С детства мы, школь­ники, были заняты чем-то полезным и интересным: в 3-й школе, где я учился, был заложен фруктовый сад, и мы зани­мались при­вивкой деревьев, выращи­вали в питомнике саженцы, соревновались со 2-й и 4-й школами - у кого сад пло­доносит лучше… В старших классах я учился в 1-й школе, и в этом возрасте юношей серьезно готовили к трудовой деятельности по принципу: ученым можешь ты не быть, но станочником быть обязан. Я вышел из школы с удосто­вере­нием то­каря-­универ­сала 4 разряда. Меня тут же взяли на работу в ЦАГИ, где я отработал два года. В то же время и детство, и юность были наполнены пости­жением тонкостей худо­жественного мастерства: вначале в Доме пионеров у Елены Володиной, затем в мастерской Маруты, и, наконец, серьезные штудии у профессора Воронцова в Москве.
- Я знаю, что Вы окон­чили Москов­ское го­су­дарст­вен­ное акаде­мичес­кое худо­жествен­ное училище памяти 1905 года. Ваша специализация?
- Худож­ник театра. Будучи студентом, я по вечерам работал в театре им. Ермоловой, общался с Г. Вициным, А. Калягиным. По окон­чании учи­лища мне повезло с распределением: я отработал два года в сто­личном театре Советской Армии, затем год трудился в театре оперы и балета в Казах­стане, был период, когда я оформлял спек­такли в жуковском театре «Стрела». Короче, более 15 лет я отдал театру.
- Но ведь Вы еще и книги оформляли…
- В качестве художника-иллюстратора, оформителя книги я работал при Академии наук в Москве. Там у меня случился служебный роман, я поз­накомился со своей будущей женой Галей, она корректор; я увез ее в Жуковский, и мы вместе потом рабо­тали в типографии ЛИИ. Наш сын Алек­сандр уже взрослый, са­мостоя­тель­ный человек, за­нимает­ся ху­до­жественным дизайном интерьеров…
- Рас­скажите, чем Вы зани­маетесь в настоящее время: как Вам удалось при полной занятости не потерять связи с миром искусства, активно зани­маться выста­вочной деятельностью?
- Более 10 лет я заведую художественным отде­лением в Жуковской детской Школе искусств № 2. Летом, в каникулы, я обычно уезжаю на этюды в живописные места. Мне удалось запечатлеть Тырново с речкой Тырницей; Рязанскую область, Ши­ловский район; деревню Лунево на Волге, недалеко от Плеса. Отсюда и названия моих картин: «Тырново», «На золотом плесе», «На просторе», «У переправы»…
- Но я была на Вашей авторской выставке в Арт-салоне – и убедилась: Вы не только только вдохновенный пейзажист… Ваш автопортрет также заслуживает зрительских аплодисментов.
- Да, я гротеск люблю, поху­лиганить в живо­писи люблю… Но предпоч­тение отдаю пейзажу. По­следний проект, в котором я принял участие – это выставка, посвященная 150-летнему юбилею великого пейзажиста Исаака Левитана в Центральном Доме художника на Крымском валу.
- Ваши творческие планы?
- В этом году мы отме­чаем юбилей – 10 лет худо­жествен­ному от­делению Школы искусств. Мечтаю набрать побольше мальчиков в нашу ху­дожест­венную студию, где уделяется большое вни­мание нравс­твенному и духов­ному воспитанию. Пока у нас пре­обла­дают девочки. Семь важных школьных лет дети, которые пришли к нам, находятся под моим неусыпным контролем. Семь лет я им прививаю любовь к искусству. А где есть любовь – там царит радость творчества.

Беседу вела Яна РОМАНОВА